Заказ и приобретение работ:

Для заказа и приобретения работ и печатной продукции Вам необходимо воспользоваться формой обратной связи или связаться с администратором Мастерской Андрея Будаева:

+7 903 797-16-93 – Михаил
+7 916 281-11-00 – Михаил (доставка по Москве)

Вступайте в наши группы ВКонтакте, Facebook, Одноклассники

Связь с нами:

Сообщение отправляется Сообщение отправлено
Купить календари Андрея Будаева

по вопросам приобретения и доставки по Москве обращайтесь по тел.:
+7 (903) 731-34-43 Елена, +7 (916) 281-11-00 Михаил

Искусный раздражитель политиков

Источник: Газета правительства Москвы "Тверская, 13" | Автор: Виктор Джанибекян | Дата публикации: 13 Окт, 2005

Последняя выставка московского художника Андрея Будаева вызвала большой интерес. И предыдущие его выставки вызывали оживленные споры, но на сей раз он превзошел все ожидания своими необычными сюжетами. Разговоры о его выставке не утихают по сегодняшний день.

Будаев - член Российского и Московского союзов художников. Выставлялся в стране и за рубежом, удостаивался призов. Многие работы талантливого мастера находятся в различных коллекциях.

- Признайтесь, Андрей, вы ожидали такого интереса к своим работам?

- Если честно, такого ажиотажа как на выставке в «Новом Манеже» предсказать не смог, хотя выставляюсь с 1984 года, а на биеннале станковой графики в Калининграде в 1996 году получил Гран-при. Вы знаете, что биеннале – это соревнование художников такое, как спортивное. После успеха я стал заниматься плакатом, потому что мне показалось, что это интересная форма.

- Выходит, в Калининграде у вас были соперники? А серьезные?

- Там были, пожалуй, классики современного искусства - Гарик Басыров, Маркевич, художники с именем.

- А зарубежные художники участвовали в той выставке?

- Были белорусские, прибалтийские и украинские мастера, достаточно представительное было биеннале. Самое интересное, что жюри, присудив мне Гран-при, первое, второе и третье места никому не дало, ограничившись только одной премией. Считаю, что это было весьма почетное соревнование, даже престижное. После успеха в Калининграде я увлекся плакатом, чтобы отметить те события, которые происходили в России. И в те времена и сегодня они насыщены богатым содержанием для политического плаката. Получилось, что, когда рухнул Советский Союз, рухнула и политическая пропаганда, и огромное количество художников, которые имело заказы от государства, остались без работы, задумавшись: а как быть дальше? Раньше была идеология, а теперь никакой…

- То есть надо было выживать.

- Для большинства, занимавшихся плакатом, возник вопрос существования, но не для меня. Я никогда не брал заказы на политические плакаты. Мне, правда, показалось положение странным, вроде событий происходит много, а художники не фиксируют происходящее. Так я пришел к политическому плакату. Первые работы сделал в 1996 году, и практически уже десять периодически к этой теме возвращаюсь. У меня сейчас целая серия, примерно двести работ. Планирую и дальше с некоторой периодичностью дополнять свою серию.

- Это вы и представили москвичам и гостям столицы?

- В «Новом Манеже» была представлена лишь часть серии. Всего же работ у меня намного больше.

- А что вас привело к созданию такой серии? Почему вы увлеклись именно такой тематикой?

- Мне захотелось показать основные события, которые произошли в нашем обществе за последние десять лет, и дать им свою оценку. У нас такие появились персонажи за короткий период истории, каких долго не было. Но многие возникли, и стали забываться, а нам их забывать нельзя. Мне захотелось, чтобы они были как-то оценены, вот я и проиллюстрировал отрезок отечественной истории так, как я представляю себе эти персонажи. Для меня важно, что все персонажи, отмеченные мною, значимы. Каковы они? Каков их вклад в нашу историю? Вот на эти вопросы мне и захотелось ответить.

- Но здесь ваш взгляд может быть субъективным? Вы не задумывались: а верен ли он, ведь оцениваете вы личности, которых может оценить лишь время?

- Да, это мой личный взгляд, но с другой стороны я иллюстрирую определенное медийное пространство, в котором присутствуют телевидение, радио и газеты, потому что я получаю такую же информацию, как и вы, и также смотрю новости и читаю газеты. Но я визуально озвучиваю события. Может быть, кто-то это сделал бы и по-другому, но у меня своя точка зрения. Меня спрашивают, работает ли кто-то еще в этом жанре, потому что наверняка сейчас в нем что-то происходит, но я не видел ничего масштабного. Видел одну - две работы, которые мне понравились, но чтобы кто-то устроил широкий показ - такого нет.

- А как относятся сами персонажи к вашим работам? Наверное, не всем они нравятся?

- Вполне возможно. По этому поводу хочу вспомнить одного западного политика, который, узнав о том, что на него перестали рисовать карикатуры, посетовал: «Популярность моя падает!»

- Но ваши сюжеты намного оригинальнее, чем карикатуры. В них - сочность, неожиданный ракурс, смелый ход, острота.

- Мне говорили, что многим политикам мои работы понравились. Говорили, что понравились они Юрию Михайловичу Лужкову, Алексею Александровичу Зиновьеву, нравились генералу Лебедю. С такими людьми всегда считаешься. Кстати, о Лужкове. Человек, который восстановил Храм Христа Спасителя, фактически поставил себе памятник при жизни. Он вошел в историю.

Но если говорить об оценке моих работ, то скажу честно: для меня всегда важна оценка зрителей. Они видят работы, приобретают альбомы, в которых напечатаны репродукции картин. Я неожиданно был удивлен, что в один день около трех тысяч человек пришло на выставку. Это означает, что мои идеи они приняли.

- В столичной жизни ваш успех не прошел незамеченным.

- И для меня успех выставки стал событием. Я видел искреннее удовольствие, которое получали зрители.

- Каковы ваши дальнейшие планы? Когда приходит успех, то наверняка следует продолжать реализацию своих замыслов.

- Планирую сделать эту выставку передвижной, чтобы ее смогли увидеть и в других городах России. Сейчас ведутся переговоры с Санкт-Петербургом, с питерским Манежем. Думаю, что властям Санкт–Петербурга предложение понравится, и они помогут реализовать проект. Затем мне хотелось бы провести выставки в регионах, в крупных городах, потому что на выставке в «Новом Манеже» ко мне подходили люди из Тюмени, Ульяновска, Ростова-на-Дону и других городов и в один голос говорили, что хорошо бы такую выставку привезти к ним. Собственно, они и подали идею сделать выставку передвижной.

- Ваши работы не только удивительны, но и неожиданны. Откройте секрет, как рождаются ваши замыслы?

- Не думаю, что каждый художник сможет рассказать об этом. Это сложный процесс. Бывает так, что могу создать работу в течение одного дня, а бывает так, что тема, которую я хотел бы проиллюстрировать, никак не получается. Причины бывают на то разное. Например, хочу представить Мавроди с Леней Голубковым, а подобрать материал не удается. Так стремительно наше время, что многие уже не помнят, кто такой Леня Голубков. А это был популярный персонаж, которого знали даже дети. Если помните, вначале им восхищались, пока не поняли, что это был персонаж надувательства.

Так вот, работая над темой, какие-то фотографии персонажей, которые мне интересны, я могу отыскать, но ведь надо найти не просто лица, а гораздо больше - интонацию политиков. Это, конечно, очень непросто. А вообще сам процесс работы очень живой, динамичный, потому что если художник хорошо пользуется таким инструментом как компьютер, все делается быстро и артистично. Если бы я делал работу более долго, утомительно, я бы, наверное, этим и не занимался бы. Когда все великие говорят, что работают годами, я сомневаюсь в их откровенности. Нет, работа делается быстро, потому что когда имеются какие-то представления, когда рождается замысел, то легкость вдохновения захватывает в считанные секунды. Хорошую работу нельзя вымучить, ее можно лишь создать.

- Как можно назвать ваши творения?

- В принципе, их можно назвать цифровой живописью, потому что это все сделано с помощью цифровой технологии и отпечатано это на плоттере. А это тоже цифровая печать. Вообще на Западе, насколько я знаю, сегодня около 80 процентов всех выставленных работ построены уже на цифровых технологиях, рисованных становится меньше. Цифровые технологии более удобный для художников инструмент.

- Вы полагаете, что со временем краски уйдут в прошлое?

- Нет, думаю, что они останутся, но другое дело, что, скажем, темы, которые меня интересуют, все равно рисовать не следует, уж слишком это было бы неточно. Для меня принципиально использовать фотографию как документ. Я думаю, что это точнее, чем жест, который при рисовании все же не точен.

- Ваши работы покупают?

- Да, как любой продукт, который делает художник. Это конечно не пейзажи. В тоже время я понимаю, что не каждый повесит у себя дома портрет Зюганова.

- А какие у вас увлечения кроме работы?

- Как у всех - музыка, кино, театр, все, что связано с артом, конечно, меня интересует, но работа занимает практически все мое время. У меня нет выходных.

- Что вы хотели бы пожелать нашим читателям?

- Мне хотелось бы поблагодарить москвичей за поддержку. Я считаю, что в Москве самая продвинутая и благодарная публика. Нельзя не поблагодарить московские власти, которые поддерживают творческих людей. Для себя позиционирую выставку так, - это поддержка Юрия Михайловича Лужкова москвичей и его борьбы за здравый смысл, за родной город, за который он ответственен.

- За рубежом интересуются вашими работами?

- Меня не очень интересует делать такие выставки во Франции или Германии. Хотелось выставляться в своей стране, потому что все наши персонажи там малоизвестны и малознакомы.

- Вас не интересует зарубежная политика?

- Почему же? Интересует. Планирую провести выставки в Грузии и на Украине, потому что считаю, что нас многое связывает. Пока я оцениваю наше постсоветское пространство, а что будет дальше, покажет время.

Новые статьи:

Поделиться ссылкой: