Заказ и приобретение работ:

Для заказа и приобретения работ и печатной продукции Вам необходимо воспользоваться формой обратной связи или связаться с администратором Мастерской Андрея Будаева:

+7 903 797-16-93 – Михаил
+7 916 281-11-00 – Михаил (доставка по Москве)

Вступайте в наши группы ВКонтакте, Facebook, Одноклассники

Связь с нами:

Сообщение отправляется Сообщение отправлено
Купить календари Андрея Будаева

по вопросам приобретения и доставки по Москве обращайтесь по тел.:
+7 (903) 731-34-43 Елена, +7 (916) 281-11-00 Михаил

Биография

Художник Андрей Николаевич Будаев родился в 1963 году в Москве.

Член Российского и Московского Союзов художников, с 1995 года занимается политическим и социальным плакатом.

В 1996 году получил Гран-при IV Международного Биеннале графики в Калининграде.

Персональные выставки:

2006 год – «Постсоветская демократия», Арт-галерея на Ленинском 99, Москва;

2006 год – «Юбилей царя Бориса», филиал Государственного Московского выставочного зала «Новый манеж» - «Домик Чехова», Москва;

2006 год – «Постсоветская демократия – 15 лет пародий», филиал Государственного музея истории Санкт-Петербурга «Петропавловская крепость» (Потерна Государева бастиона), Санкт-Петербург;

2005 год – «Постсоветская демократия – 15 лет пародий», Выставочный Центр С-Петербургского Союза художников, Санкт-Петербург;

2005 год – «Постсоветская демократия – 15 лет пародий», Выставочный Центр Союза художников, Тверь;

2005 год – «Постсоветская демократия – 15 лет пародий», Московский Государственный выставочный зал «Новый манеж», Москва;

2000 год – «Современный политический плакат», Иерусалим, Израиль;

1999 год – «Постсоветская демократия – 10 лет пародий», Московский Государственный выставочный зал «Новый манеж», Москва;

2000 год – «Постсоветская демократия – 10 лет пародий», Тула;

2000 год – «Современный политический плакат», Иерусалим, Израиль;

1997 год – «Постсоцарт», Калининград.

Выставки:

2005 год – Центральный выставочный зал «Манеж», Москва;

2005 год – Нью-Йорк;

1999 год - Центральный выставочный зал «Манеж», Москва.

Работы Андрея Будаева находятся в частных и корпоративных коллекциях в России и за рубежом, выставлялись в Вашингтоне, Нью-Йорке, Париже, Берлине, Копенгагене.

Рецензии:

"Cвоим проектом Андрей Будаев занимается вот уже 15 лет: комментирует наши политические коллизии, используя мировые шедевры живописи. Когда-то за такое посадили бы, сейчас ждут, что каждую его очередную выставку могут закрыть. Но они проходят с успехом, а плакаты печатают, в том числе многие были опубликованы и в «Огоньке». Люди приходят на выставку и убеждаются, что свобода и терпимость у нас все-таки существуют.

Каждый отдельный коллаж Будаева – это просто отклик, а собранные вместе – уже учебник новейшей истории. Можно вспомнить и улыбнуться."

Журнал "ОГОНЕК"
Петр Островидов

"Будаев предоставил великолепный повод поспорить. Впрочем, это естественное явление, когда большой мастер дает пищу для размышлений. Художник представил свой мир, словно говоря, а вы тут посмотрите и подумайте, что так, а что не так. Конечно, о творчестве мастера можно спорить, но не признать нельзя. Удивительный художник – его картины привлекают, будоражат, интригуют. Наверное, некоторые образы его не всегда понятны, но всегда правдивы.

С искусством не поспоришь. Это вновь – в который раз! – подтверждает своим творчеством московский художник Андрей Будаев, художник самобытный, оригинальный, талантливый. О нем еще напишут много рецензий. Уверен, будут они и хвалебные, и разгромные. Но это будет обычным делом. Так бывает всегда. Вначале мы пытаемся повергнуть своих кумиров, а потом, спустя время, вынуждены их признать. Если вы хотите увидеть свою эпоху, обязательно побывайте на выставке работ Андрея Будаева, вы увидите много интересного."

Газета "Тверская, 13"
Виктор Джанибекян

"На вид он очень добродушный. Приветливо улыбается. Тихо говорит. Мягко шутит. Такой деликатный и интеллигентный. Мухи не обидит! Но посмотрите на его работы! Жесткая сатира, острый, все подмечающий, взгляд, безжалостная манера изображения. И только в редких случаях – ирония или усмешка. А на полотнах – одни известные персонажи, в основном – политические и, что особенно важно, – не только сошедшие с политической арены, но и действующие."

Журнал "ЛИЦА"
Наталия Макуни

"То, чем занимается Андрей Будаев, можно назвать дерзкой политической сатирой – на фоне сюжетов классических живописных полотен появляются современные политики: Владимир Путин, Михаил Фрадков, Юлия Тимошенко, Михаил Ходорковский и "любимый" персонаж Будаева – Михаил Зурабов."

ПОЛИТ.РУ
Олег Попов

"В эпоху великих перемен и социальных катаклизмов, во времена падения нравов и деградации общественных систем, всегда находится человек, чей философский взгляд способен выделить в современном быте абсурдную суть происходящего. С решимостью хирурга он вырезает беспристрастным скальпелем из разлагающего тела общества его пороки, изъяны и уродства. Такими были Иероним Босх, Питер Брейгель и Франсиско Гойя. Именно таким сегодня является российский художник постмодернист Андрей Будаев, выставка которого с большим успехом прошла с 3 по 8 октября в "Новом Манеже" Москвы. Используя скальпель современных компьютерных технологий, Андрей Будаев препарирует нашу действительность, трансплантируя знакомые головы в ушедшие миры и эпохи, реанимируя, казалось бы, умершие сюжеты, и не боится за их судьбу – все возвращается на круги своя!

Газета "РОССИЯ"
Владимир Пономарев

О творчестве Андрея Будаева

Говорить об этом удивительном художнике непросто, нелегко... но интересно. Интересно прежде всего потому, что он одарен ярким и мощным, но исключительно своеобразным мастерством, сочетающим в себе, казалось бы, несочетаемое, совмещая в себе, казалось бы несовместимое. Но именно это и придает его произведениям некую загадочную притягательную силу. Его картины неудержимо привлекают, будоражат, интригуют, подчас озадачивают. Образы его живописи не всегда понятны, но чем-то убедительны и правдивы. Хотя, бесспорно, весьма спорны (прошу прощения за невольный каламбур). Но разве спорить – это плохо? Мне кажется, что "бесспорных" произведений в различных жанрах у нас создается больше чем достаточно... Должен при этом признаться, что я отнюдь не сторонник принципа "о вкусах не спорят", если, конечно, речь не идет о произведениях или проблемах искусства. Поспорить в области искусства иногда весьма полезно.

Но, в чем же, все-таки "спорность" картин Андрея Будаева? Не в том ли, что он смело, позволю себе даже сказать – дерзко пренебрегает неведомо кем установленными "канонами" и правилами, предоставляя полную свободу своей фантазии и воображению, давая полный простор своей изощренной личной трактовке конкретных личностей, событий, ситуаций. Но, ведь это неотъемлемое право художника. Это его индивидуальное виденье, придающее работам Будаева особую остроту и выразительность. Должен оговориться, что отнюдь, не будучи профессиональным критиком, я не берусь определить художественную манеру Андрея Будаева каким-нибудь конкретным точным термином, не берусь причислить его творчество к некоему конкретному жанру или направлению, но хочется, тем не менее, понять корни его искусства: кто же, все таки его прародители? Босх? Гойя? Александр Иванов? Рубенс? Но в любом Варианте, думается мне, встает во весь рост в картинах Будаева образ нашего времени - сложного, тревожного, непостижимого, трагического. Искусство Андрея Будаева достойно такого времени.

Борис Ефимов
Герой Социалистического труда
лауреат Государственных премий
академик Российской академии художеств

Бой Андрея с сатаной

Сегодня, в начале века, когда кажется, что весь мир сошел с ума, когда все больше и больше появляется разных течений и направлений, когда центробежная сила времени в искусстве кричит громким голосом, заставляя зрителя обратить на себя внимание, в нашем российском искусстве появился – летописец, философ, художник, критик, аналитик – Андрей Будаев. Будаев – это новая художественная форма, акцентирующая условность средств и сдержанность целей, новый вид формы и содержания. Вообще, самовыражение в творчестве художника неразрывно связано с его способностью придумывать новые формы, в способности его фантазии встать над реальностью и преодолеть ее.

Фантазия, полностью оторванная от реальности, тоже скучна и бесперспективна, как реальность без капли фантазии. Гениально сказал Ф.М. Достоевский – прямо и грубо: «В едином только реализме нет правды», и изящно: «Я люблю художников, тех, которым мерещится...». Именно творец во всех областях искусства является действительным летописцем истории и цивилизации, потому что представляет свои произведения суду последующих поколений. Коль скоро искусство принадлежит творцам, то реальность (действительность) принадлежит народу и ни в коем случае – государству, политикам, меценатам, либо структурам, готовым осуществлять контроль над творческими личностями. Генофонд творческих способностей покоится на многовековых традициях православной Церкви и Российской державы, воистину законной наследницы греко-римской цивилизации. Как писал псковский монах Дмитрию III: «Константинополь пал. Москва стала третьим Римом, а четвертому Риму не бывать!». Над этими словами следует задуматься. Не здесь ли стоит искать истоки современного российского искусства? Произведения художником созданы. Они вызывают споры, дискуссии, любовь к искусству, ненависть, злорадство, радость, восторг – но равнодушия к работам Андрея Будаева нет.

Эдуард Дробицкий
президент Международной федерации художников
президент творческого Союза художников России
член президиума Российской академии художеств
академик

Натура, уходящая навсегда

Если наших чиновников и политиков засунуть в библейский сюжет – что с ними будет? С ними, будто бы повелителями народов и судеб. Мните себя богами – что ж, раздевайтесь и полезайте.

Художник Андрей Будаев берет их, алчущих славы, и помещает в классический миф. Казалось бы, их желание исполнилось. Вот – они вписаны в ряд богов и героев. Увы, первым делом происходит обнажение. Обнаруживается их истинный размер. Оказывается, что нынешний божок... Согласитесь, какой же из Чубайса Прометей, даже если кто-то иногда поклевывает его печень?

И все же они должны быть благодарны. Даже за эпиграмму, даже за издёвку. Ибо только художники спасают их от быстрого и полного забвения.

Ахматова писала, что только Пушкин спас от полного забвения всех этих генерал-аншефов, камергеров, кавалерственных дам, всемогущих министров – весь этот высший свет, который Пушкина презирал, ненавидел или не замечал. А теперь все они – лишь примечания петитом в собрании его сочинений.

Сейчас вы посмотрите на картинки Андрея Будаева и начнете улыбаться, смеяться, хмыкать, пальцем тыкать – опознавая в классических фигурах знакомые ро... лица.
Если вы будете хмыкать и хихикать в компании, то кто-то обязательно скажет: «Человечество смеясь расстается со своим прошлым».

Да-а-а... Он (сказавший) не более пошл, чем мы. Просто мы, подумав это «человечество смеясь», засомневались: произносить ли? А он, наш знакомый, не стал сомневаться. Он решительней нас – значит, успешней.

А думать все равно некогда.
Человечество смеясь расстается...

Кто и по какому поводу сказал эффектную фразу? Хеопс? Нерон? Маркс? Ленин? Гитлер? И почему, вспоминая, мы перебираем список убийц?

Человечество смеясь...

А правда ли это? Что это за человечество, которое хором смеется? – и грудные, и глубокие старики, и сытые шведы, и голодные эфиопы...

И что – всё прошлое хороним смеясь? То есть не жалеем ни о чем?

Расстались с чистой едой, с чистой водой, с чистым воздухом, с надеждами, с моралью, с верой в идеалы – и всё смеясь?

Даже если мы хороним шута горохового или выжившего из ума генсека – все же кладбище не место для группового веселья.

Человечество непрерывно расстается с прошлым. Каждый день, каждый миг уходит, уходит, и не видать, чтобы кругом смеялись по этому поводу.

Если бы повсюду часто и много смеялись – можно было бы, пусть даже ошибочно, приписать этот смех расставанию. Но ведь не смеются. Приписывать нечего.

На моей памяти большая часть человечества простилась с немецким фашизмом, с шестью миллионами евреев, с Советским Союзом, со сбережениями, с Высоцким, с грошовой квартплатой – и ни разу нас не оглушил смех человечества.

Разглядывайте картинки Андрея Будаева вместе с ребенком, с племянником, с внуком – с кем-нибудь совсем-совсем молодым. Разглядывайте и приговаривайте:

– Это – наша Родина, сынок. Это наше прошлое, сынок. Это наше настоящее. А также – будущее.

– Да, Гайдар на свиной жопе – очень смешно. И голая Новодворская верхом на Боровом – очень смешно. Но тут же, рядом, Грачев возле надписи «дойдем до Грозного».

Если до Грозного-города – то все еще воюем, а если до Грозного-царя – то, кажись, приплыли.

Посмотрите, как говорят экскурсоводы, налево и выше. Там, на антресолях, человек, похожий на журналиста, в монашеском клобуке с седою бородой. Он явно наблюдает происходящее безобразие и записывает...

Что это за персонаж? Смеющийся Пимен? Да разве ж Пимен смеялся?

Минувшее проходит предо мною...
Казни, войны... Чему тут смеяться?

У этого «пимена», который на картинке, лицо неглупое, но смеется он по глупости. На что потратил он лучшие годы и творческие силы? На описание воровства, подлостей и глупостей наших правителей. Да, пару раз он отважился сказать в лицо Вождю:

– Разве это великан? Ха-ха-ха!
Это ж просто таракан! Ха-ха-ха!

Но не будем забывать, что это всего лишь цитата, что у журналиста даже не было приоритета, ибо первым это сказал воробей (см. К.Чуковский «Тараканище»).

Повторить подвиг воробья – м-да, повода для гордости мы тут не видим.

Можно долго препираться: «смеясь» или «не смеясь»...

Неизмеримо более высокий и роковой вопрос: а расстается ли человечество со своим прошлым? Смеясь ли, плача ли – неважно.

Нет. Мы не расстаемся с ним. Ни с Хеопсом, ни с Александром, ни с Нероном, Атиллой, Наполеоном, Гитлером, Сталиным...

Мы либо тащим его с собою, либо – уходим вместе с ним.

Зависит от точки зрения и/или легкомыслия отвечающего.

Если тащим прошлое с собою – в бездонной памяти, в гигантских библиотеках – оно перегружает нас, сгибает к земле, к яме.

А если уходим с ним, отплываем, исчезаем в дымке, то кто же это наблюдает? Кто смотрит нам вслед?

Вероятно, именно этими раздумьями наполнена композиция картины, несомненно, (при всем безобразии фигур и лиц) повторяющая знаменитое «Явление Христа народу». Но там, на картине Иванова, Он приходит. А на полотне Андрея Будаева – некая фигура (единственная, чьего лица мы не видим) уходит.

Если это Он – то Его можно понять.

Александр Минкин
писатель
журналист

Диагностика на марше

Сегодня то, что делает Андрей Будаев, называется постмодернизмом и цифровой живописью.

Лет еще пятнадцать назад это же называлось – статья 170 УК РСФСР (подрыв существующего строя). Поехал бы художник знакомиться с жизнью Мордовии... Или лежал бы спеленатый в палате, а здоровые дяди-санитары лечили его аминозином от неуемной фантазии.

Но случилось то, что случилось. Психушка, в которую, разминувшись с развитым социализмом, не попал Андрей, сама собой распространилась на страну временно победившей демократии. Санитары смешались с населением, и оно теперь колется самостоятельно.

Зато у Андрея развязаны руки, и он может не стесняться своего образного мышления. А это, между нами говоря, страшная штука. Потому что можно прочесть населению курс лекций по политологии, с цитатами из всех святых – и уйти при полном недоумении аудитории. А можно вместо всего этого вынести во двор в меру пристойную картинку – глядь, а аудитория уже хихикает, и все ей понятно безо всякой политологии.

Волшебная сила искусства...

Но посмотрим на вопрос с другой стороны: насадить башку на чужое тело – разве это искусство? Этим еще в школьных стенгазетах развлекались... Так?

Так, да не так. Ибо недаром говорят, что дьявол кроется в мелочах: только дураку смешно от криво насаженной головы – умного пробирает от смысла. Смысловое попадание (только оно) делает трюк – шуткой, а шутку – диагнозом.

Ключевые будаевские работы – диагностичны по отношению ко временам, которые мы переживаем. Диагноз неутешительный, но тут уж художник виноват меньше других... Да и судьбоносные лица с его картин особо виноватить не за что – лица как лица, уж какие есть. Мы же их, по большей части, выбирали сами, а Андрей Будаев только вмонтировал куда надо для ясности и расставил по полотну...

Иногда он, кажется, чересчур пристрастен, порой довольно многословен, но критиковать художника, как сказано, может каждый – лучше выбрать из сотни картинок те, которые по душе. А есть там, на мой вкус, настоящие шедевры: Ельцин, в троне, в шутовском колпаке… последний цезарь – Горбачев…

Не буду, впрочем, навязывать свой вкус, злоупотребляя жанром предисловия: смотрите сами. А Андрей Будаев тем временем еще что-нибудь нарисует.

Виктор Шендерович
писатель
драматург
журналист